На главную
Главная
 
Статьи
• Мир и политика
• Информационная война
• Кино глазами блондинки
• На правах рекламы
• В научном русле
• Веселая студентка
• До 16
• О животных
• Переписка
• Разное
 
О себе
 
Контакты
 
 
Война дошла до Москвы...

Вот как я бы назвала случившееся. Я, конечно, против терроризма, но считаю, что этот случай не может являться показателем. Эта была пропагандистская акция. На лекции я задала вопрос: «Неужели Вы думаете, что им действительно нужно завершение войны?» Я, например, в этом не сомневаюсь. Они защищали национальную идею.
Не будем поддаваться информации дошедшей до нас через СМИ (которое никогда, в принципе, независимым не было). Я уже разговаривала со своими знакомыми журналистами, бывшими на месте события. Вся информация шла через цензор. Мы на самом деле не знаем, сколько там было заложников. Об их количестве изначально никто не собирался говорить. 750-800 – скорее, условная цифра. В ходе же операции погибло более двухсот человек (заложников). На мой взгляд, число слишком большое, чтобы говорить об успехе.

Вчера в новостях то и дело повторяли, что от газа не пострадал ни один заложник. Пенсионеры, умирающие в больничных палатах, имели проблемы с сосудами и т. д. Разве не газ поразил их сосудито-сердечную систему? И все симптомы, о которых говорили уполномоченные с экранов телевизоров, вполне могут быть вызваны «специальными средствами» используемыми при атаке. Разбросанные по всему залу шприцы, вполне могли принадлежать спецназовцам, вкалывавшим тем антидот.

Когда же я беседовала со своими знакомыми из КГБ, со знакомыми, служившими одно время в спецназе, они как один говорили, что работа спецназа никогда не ставила спасение кого-либо во главу угла. У спецназа всегда была одна четко выработанная схема действий, и цель была конкретна, гуманности в ней места не было; в принципе, Тебе ли, Дэни, я это буду рассказывать...

Что я думаю обо всём этом? Я считаю штурм одной из очередных ошибок постсоветской России. (Хотя проскальзывает мнение, что и необходимость проведения операции, и некоторые её особенности, в том числе применение газа, было навязано России Западом. Но этой информации я доверять не могу. Единственное, что я знаю, что в определенном круге людей поговаривают о полной растерянности Путина по поводу действий. Но этого рода мелочи, при соответствующих связях, Ты, я думаю, знаешь лучше). Убеждения, что штурм был единственным выходом, мне кажется, уместны бы были не в этом случае.

Террористы требовали переговоров по поводу военных действий в Чечне. За два дня они выпустили 92 заложника. Если бы всё продолжилось, возможно, никто бы не пострадал. И я уверенна, они не собирались никого убивать. Вспомним первую чеченскую. Вспомним события в Буденновске, в Первомайском. Посредством московского теракта Чеченцы просто хотели обратить на себя внимания. СМИ нам подало столько мнений из-за границы: опрос в Польше, где поляки наперебой кричат, что были другого мнения о чеченцах и теперь полностью поддерживают Россию. Журналисты констатируют, что чеченцы однозначно теперь предстают перед нами в облике варваров. И даже Ты спрашиваешь у нас, изменилось ли наше отношение к лицам кавказской национальности. Да, зло и насилие никогда не будет приветствоваться нормальными людьми, и первая реакция естественно будет негативной. Но вдумаемся глубже.
Вспомним показанную по телевидению чеченку, отстреливающуюся от спецназовцев. В руке у неё обнаружили гранату с оторванным кольцом. Граната была плотно сжата в кулаке. Чеченцы не хотели жертв. Граната уже была без кольца, и если бы она хотела взрыва, то не сжала бы руку: человек, хотящий подорвать, будет бросать гранату сразу же, как снимет кольцо, держать, а тем более сжимать – просто нет смысла.

Несомненно, ещё до начала штурма, террористы получили приказ ни кого не убивать, ведь чеченское руководство прекрасно понимало ошибочность подобных действий. Если бы террористы планировали взрыв, то эта операция никак бы их не остановила. Тем более что часть чеченцев ушла, разве они не могли бы устроить взрыв?

Чеченцы убили лишь одного человека. Я согласна, что действия террористов в любом случае являются насилием. Я не могу быть с ними согласна. Но подумай сам, это была всего лишь информационная акция, а ведь, сколько могло быть мелких диверсий. Только в одной Москве по некоторым данным восемь ядерных реакторов. Что мешало чеченцам захватить их? Последние события показали, что это было бы более чем легко.

Мы их осуждаем. Но, что же получается? Российские войска могут делать у них, что хотят, устраивать полнейший беспредел (послушайте рассказы очевидцев). Чеченские города превращаются в руины, хоронящие под собой тысячи мирных жителей. А их слепое отчаяние, рассматривается как в десять раз больший грех!?

Захват N-ого количества людей, (не убитых, не изуродованных) практически ничто по сравнению с действиями россиян в Чечне, которые я называю не иначе как настоящим геноцидом. Хотя, действия чеченцев в Москве тоже можно так назвать. В конце концов, взрывы домов и то страшное насилие, о котором нам рассказывают СМИ, происходящее со стороны чеченцев, по идее, уже давно должно было сформировать наше мнение о них, но никак не этот инцидент, собравший сотни видеокамер вокруг здания.

Уже более двухсот, а по некоторым историческим данным, уже целых четыреста лет Россия пытается покорить Кавказ. И что с этого? Не пора ли остановиться? Существует опаска, что Чечня, оставь её в покое, станет центром мирового терроризма. Тогда почему бы не принять меры изоляции? На мой взгляд, изначальные причины происходящего – в России, правящие круги которой после событий 90-ых годов стали представлять собой пирамиду, состоящую из бизнесменов бандитов и гос. чиновников, обручившихся взаимной поддержкой. Российская реальность стала таковой, что война в Чечне – продукт политики. Это война олигархов и политиков, манипулирующих денежными потоками. Но без национального аспекта здесь также, конечно же, обойтись не удалось. Чеченцы, ещё в советские времена выделявшиеся среди представителей кавказской национальности не очень хорошей репутацией.

Хотя, знаешь, я думаю, Чечня пошла бы на более жестокие меры, и добилась бы прекращения войны. Вероятно, её сдерживает возможность применения ядерного оружия с российской стороны.

Мне кажется, вызвавший у россиян гордость за своего президента «удачно» проведённый штурм, у западных вождей вызывает горькую улыбку. Достаточно знать специфику работы внутренних структур России, чтобы заранее знать, как закончиться московский инцидент. Мне, девятнадцатилетней девушке, даже удалось примерно угадать последствия.